Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Неопределенность церковно-административных границ в период революционной смуты

Неопределенность церковно-административных границ в период революционной смуты начала XX в. Шадринское викариатство. Церковно-административная принадлежность и органы управления на территории нынешней Шадринской епархии во 2-й половине XX – начале XXIвв.

     В послереволюционный период делались неоднократные попытки учреждения архиерейской кафедры в Шадринске или, по крайней мере, поставления архиерея с титулом «Шадринский». Так, в частности, в апреле 1918 г. собрание екатеринбургских единоверцев поставило вопрос об учреждении в Екатеринбургской епархии Шадринской единоверческой кафедры. Архиепископ Екатеринбургский Григорий (Яцковский) одобрил это решение, но дело не имело продолжения.

Архиепископ Екатеринбургский Григорий (Яцковский) Архиепископ Екатеринбургский Григорий (Яцковский)

    В июле 1923 г. после получения в Уфе известий об аресте епископа Нижнетагильского Льва (Черепанова), управлявшего также приходами Екатеринбурга, Шадринска (Екатеринбургская епархия), Осы и Оханска (Пермская епархия), епископ Иерофей (Афонин) был назначен на новоучрежденное Шадринское викариатство Екатеринбургской епархии. В дальнейшем оно стало викариатством Свердловской епархии, затем было викариатством Пермской епархии.

    После ареста в декабре 1930 г. епископа Евсевия (Рождественского), новые епископы на Шадринскую кафедру не назначались. Время ухода на покой епископа Евсевия неизвестно.

    В административном отношении в период гонений 30-х гг. ХХ в. при практически полном отсутствии управляющих епархиями действующие приходы Урала подчинялись напрямую Местоблюстителю Патриаршего Престола митрополиту Сергию (Страгородскому) через Свердловского благочинного. 

  Возрождение религиозной жизни в Зауралье началось в годы Великой Отечественной войны, когда в рамках общего потепления государственно-церковных взаимоотношений стали открываться храмы. 7 сентября 1943 г. была восстановлена Свердловская епархия, в состав которой вошли приходы Свердловской, Челябинской и Курганской областей.

    В феврале 1944 г. на должность уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви в Курганской области был назначен Михаил Григорьевич Виноградов. Его полномочия распространялись на два города областного подчинения – Курган и Шадринск, 3 рабочих поселка и 1784 населенных пункта. В этот период на вверенной ему территории имелась одна действующая Петро-Павловская церковь в г. Куртамыш, возобновившая свою деятельность 2 апреля 1942 г. 27 марта 1942 г. указом Местоблюстителя Патриаршего престола, митрополита Московского Сергия (Страгородского) в нее к служению был определен заштатный протоиерей Андрей Надеждин, до 1939 г. бывший клириком Казанской митрополии.

   В числе первоочередных задач уполномоченного по Курганской области стало приведение в порядок статистических данных по имеющемуся в регионе культовому движимому и недвижимому имуществу. В результате были собраны данные, согласно которым на 1 апреля 1945 г. на территории Курганской области числилось 284 церкви. Из них 183 использовались под советские нужды, 55 находились в разрушенном или ветхом состоянии, 11 не использовались. Согласно данным исполкомов, в 15 церквях на территории 8 районов сохранилось полностью или частично церковная утварь. 118 церквей при проведении необходимых ремонтных работ могли использоваться по своему прямому назначению.

   Самыми распространенными видами использования церковных зданий были – зерносклад (58 % зданий), клубы (16,6 %), склады колхозов (13,4%). В разных районах здания храмов были приспособлены или перестроены под музей (в частности, в г. Шадринске), молочный пункт, общежитие детдома, мастерскую автоколонны, столовую, школу механизаторов, автоколонку, маслозавод, кинотеатр, избу-читальню, детские ясли, цех промартели, сберкассу, райпромкомбинат, мастерскую МТС, райгосбанк.

Церковь, используемая как зернохранилищеЦерковь, используемая как зернохранилище

     В 1943 г. в горисполкомы и райисполкомы Курганской области уже были поданы 3 заявления верующих о регистрации религиозных общин и открытии церквей – Николаевская церковь с. Боровское Далматовского района (октябрь 1943 г.), Шадринская кладбищенская церковь (декабрь 1943 г.), Вознесенская церковь с. Костылево Куртамышского района.

     В 1944 г. на имя уполномоченного М. Г. Виноградова поступили заявления еще от двух общин об открытии приходов на территории нынешней Шадринской епархии – Никольская церковь (с. Иткуль, Каргопольский район), Свято Троицкая церковь (с. Мишкино, Мишкинский район). В октябре 1944 г. распоряжением СНК СССР № 20134 было разрешено открыть Никольскую церковь в с. Иткуль Чашинского района. Храм располагался в 176 км от г. Куртамыш и представлял собой деревянную церковь с сохраненной богослужебной утварью. 6 января 1945 г. заштатный священник Семен Казаков по приглашению церковной общины был зарегистрирован уполномоченным на Иткульском приходе.

     В 1945 г. в Курганский облисполком от групп верующих поступили заявления на открытие 6 церквей на территории нынешней Шадринской епархии – Модестовской церкви (с. Чинеево, Юргамышский район), Богоявленской церкви (с. Усть-Миасское, Каргапольский район), Боровской Никольской церкви Катайского района, Вознесенской (с. Казак-Кочердык), Михаило-Архангельской (с. Новый Кочердык, ныне – районный центр с. Целинное), Покровской (с. Половинное, Усть-Уйский район).

    Однако в отношении остальных заявлений, поданных в 1943-1945 гг., решение затянулось, что в большинстве случаев было связано с противостоянием местных органов власти.

    Так, в течение трех лет рассматривалось дело Шадринской кладбищенской церкви, помещение которой до окончания войны было занято фондами эвакуированной Московской исторической библиотеки, и, как указывалось в докладной горисполкома г. Шадринска, иного здания для перемещения имущества не имелось. Документы верующих с. Боровское Катайского района были признаны неправильно заполненными, так как не соответствовали форме инструкции, и потребовалось время на их переоформление.

     Дело об открытии Звериноголовской церкви рассматривалось на протяжении пяти лет. Здание с 1940 г. использовалось под склад емкостью 600 тонн для приемки и хранения зерна глубинным пунктом Заготзерно. В виду требующегося капитального ремонта и отсутствием возможности райсовета выделить из коммунального фонда помещения под молитвенный дом, верующим было неоднократно отказано.

     На протяжении четырех лет заявители получали отказ об открытии прихода в с. Костылево Куртамышского района. Несмотря на то, что церковное здание находилось под охраной верующих, не требовало капитального ремонта, имело всю необходимую богослужебную утварь, факт его расположения в 20 км. от г. Куртамыша с действующей церковью считался неприемлемым для регистрации общины.

     На протяжении трех лет верующие с. Мишкино отстаивали свое право открыть Свято-Троицкую церковь, в которой до этого более 8 лет располагался зернопункт. Несмотря на неоднократные ходатайства многочисленной группы, Мишкинский райисполком поставил вопрос о передаче здания автоколонне. В связи с многочисленными жалобами в 1945 г. уполномоченный по Курганской области М. Г. Виноградов вынужден был вмешаться в произвол Мишкинского райисполкома, письменно разъясняя, что до рассмотрения данного дела правительством передавать церковь автоколонне нельзя, «имея в виду настойчивые просьбы значительной группы верующих п. Мишкино, прошу не создавать повода для жалоб».

    В январе 1945 г. Поместный Собор принял «Положение об управлении Русской Православной Церковью». Согласно документу Церковь разделялась на епархии, границы которых должны были совпадать с гражданскими границами – областными, краевыми и республиканскими.

Поместный Собор 1945 года.Поместный Собор 1945 года.

     Таким образом, в 1945 г. в границах Курганской области должна была быть создана Курганская епархия. Однако, в связи с малым количеством действующих приходов, а также незаинтересованностью светских властей в количественном разрастании епископата, до 1993 г. должность управляющего Курганской епархией совмещал епископ Свердловский.

     5 ноября 1945 г. постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви № 29 управляющим Курганской епархией был назначен епископ Свердловский и Челябинский Товия (Остроумов).

Епископ Свердловский и Челябинский Товия (Остроумов).Епископ Свердловский и Челябинский Товия (Остроумов).

    Обширные границы епархии, пенсионный возраст управляющего епископа, отсутствие развитых транспортных средств связи и коммуникаций создавали условия, когда реальное управление епархией оказывалось в руках местного уполномоченного по делам Русской Православной Церкви и благочинного.

    В 1946 г. последовало долгожданное открытие приходов. 27 апреля 1946 г. на территории Курганской области была зарегистрирована под № 3 кладбищенская Воскресенская община г. Шадринска. В июне 1946 г. последовало распоряжение Совета министров СССР об открытии Николаевской церкви с. Боровское Катайского района. В августе – об открытии Модестовской церкви с. Чинеево Юргамышского района (в 60 км. от церкви в с. Иткуль).

     В 1947 г. были открыты еще 3 церкви на территории нынешней Шадринской епархии – Богоявленская с. Усть-Миасское Каргапольского района (май 1947 г.), Вознесенская с. Костылево Куртамышского района (август 1947 г.; в 20 км. от г. Куртамыша), Крестовоздвиженская с. Звериноголовское Притобольного района (август 1947 г.). В 1948 г., при обязательстве верующих провести необходимые ремонтные работы в храме за счет своих средств, была открыта Свято-Троицкая церковь в с. Мишкино Мишкинского района.

Т     аким образом, на начало 1949 г. на территории нынешней Шадринской епархии насчитывалось 9 действующих церквей, располагающихся в Кургамышском, Чашинском, Шадринском, Катайском, Юргамышском, Каргапольском и Мишкинском районах, находящихся друг от друга на расстоянии не менее 20 км. Несмотря на то, что группы верующих вплоть до 1960-х гг. ежегодно продолжали ходатайствовать об открытии храмов (так, в 1959 г. по Курганской области поступило 12 заявлений об открытии 6 церквей), такое положение дел сохранялось без изменения вплоть до 1989 г.

     В 1945 – 1948 гг. в период повсеместного движения за открытие храмов, регистрации приходов обозначилась проблема замещения священнических вакансий.

     Военные и первые послевоенные годы совпали с окончанием срока ссылки и пребывания в исправительно-трудовых лагерях для многих священнослужителей, осужденных по всей стране. Не имея разрешения сразу же вернуться на прежнее место жительство, а также ввиду ограниченного количества открытых священнических вакансий, многие вступали в клир уральских, сибирских епархий, часто не задерживаясь на одном месте.

    Из 27 священнослужителей, получивших регистрацию на территории Курганской епархии в 1940-е гг., только пятеро до Великой Отечественной войны служили на территории Курганской области. Средний возраст духовенства на момент вступления в клир епархии варьировался от 45 до 76 лет с преобладанием возрастной группы 50-65 лет (61%). В образовательном плане преобладал начальный и средний уровень, представляющий духовное или министерское училища, псаломнические, церковно-приходские школы – 69 %. Высшее духовное образование характеризовалось обучением в семинариях гг. Тобольска, Смоленска, Перми, Оренбурга. 38 % священников имели духовный стаж уже более 25 лет, начав служение в дореволюционные годы. Остальные в большинстве случаев приняли священный сан в 1920-е гг.

     Важно отметить, что 20 из 27 священнослужителей (74 %) рассматриваемого периода отбывали срок заключения в 1930-1940-е гг. от 2 до 10 лет.

9 священников, чей возраст на 1945 г. составлял 60 – 71 год, служили на приходах Курганской епархии до глубокой старости.

Протоиерей Алексий МалиновскийПротоиерей Алексий Малиновский    Отдельно необходимо выделить личность протоиерея Алексия Малиновского, 1895 г.р. Окончив Пермскую духовную семинарию о. Алексий с 1917 г. служил священником в Екатеринбургской епархии. В 1935 г.  был осужден в исправительные трудовые лагеря на 5 лет с отбыванием наказания на Колыме. Там же он работал по освобождении до 1947 г. по договору найма. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1945 г. он был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В феврале 1948 г. А. И. Малиновский прибыл в г. Шадринск, был назначен настоятелем Воскресенской церкви и благочинным церквей Курганской епархии. В течение более 30 лет о. Алексий являлся бессменным благочинным, выступая посредником между управляющим епископом и уполномоченным по делам РПЦ по Курганской области, курируя все вопросы церковной жизни на территории региона.

    В 1966 г. личность о. Алексия рассматривалась в качестве кандидата на возведение в сан епископа. Однако уполномоченный по делам РПЦ по Курганской области Е. Машнюк в своей характеристике обозначил его возможное «повышение в духовной службе» как «крайне нежелательное», объясняя свою позицию активной деятельностью Малиновского на церковном поприще, проявившим себя хорошим хозяйственником и управленцем,  «способным в усилении религиозной идеологии среди населения».                   

     В послевоенные годы проявилась тенденция назначения священников из числа предлагаемых кандидатов членами церковной общины на местах и уполномоченным, а также без предварительного знакомства с архиереем. Так, например, в преддверии открытия Николаевского храма в с. Боровское Катайского района, епископ Товия в телеграмме обращался к уполномоченному М. Г. Виноградову: «Присылайте в Свердловск кандидата для замещения вакансии настоятеля церкви». В тоже время, при любой имеющейся возможности епископ Товия старался лично принимать участие в решении вопросов с представителями Совета по делам Русской Православной Церкви по Курганской области.

   С 1956 г. штат Курганской епархии включал 18 священнических и 4 диаконских ставок, распределенных по 14 действующим церквям.

    Особенностью 1950-х гг. стало вливание в штат епархиального духовенства священнослужителей, рукоположенных в послевоенное время, в большей степени не имевших судимости, обучавшихся в Белоруссии, Украине, Китае.

     Из 30 вновь зарегистрированных на территории епархии в 1950-е гг. только семь человек имели духовный стаж с довоенного времени. 19 священников (63%) были рукоположены уже в 1940-1950-е гг.

     Среди рукоположенных священнослужителей нового времени можно выделить две группы. Первую составляли зрелые верующие люди, получившие начальное образование (церковно-приходская школа, начальная сельская школа), прошедшие лагеря, либо имеющие инвалидность после Великой Отечественной войны. Средний возраст на момент посвящения в сан варьировался от 40 до 63 лет. В приходском служении они, как правило, вели себя в большей степени пассивно, сохраняя хозяйственный контроль на приходе и, в тоже время, проявляя лояльность к существующему режиму и религиозному законодательству.

      Вторую группу составляли молодые священнослужители в возрасте от 22 до 36 лет (всего 12 человек). Из них 75 % священников в послевоенное время получили высшее духовное образование (очно/заочно) в семинариях Москвы, Ленинграда, Саратова, Черновцов, Харбина. И только трое окончили среднюю школу, не обучаясь в средних или высших профессиональных учебных заведениях. Это были молодые энергичные священнослужители, по характеристике уполномоченного по делам РПЦ по Курганской области – «религиозные фанатики», «всесторонне грамотные и сведущие в политической жизни страны» люди.

      В сложные годы идеологической войны не устоял на духовном поприще молодой настоятель церкви с. Чинеева Павел Иванович Морозов, 1920 г.р. В 1954 г. указом Преосвященного Товии он был уволен с запрещением в священнослужении.

     С марта 1957 по апрель 1958 гг. епархией временно управляли: епископ Донат (Щеголев), епископ Мстислав (Волонсевич) и епископ Павел (Голышев).

   В период непродолжительного правления епископа Доната (Щеголева) благочинный Курганской епархии официальным указом получил широкие права и обязанности, граничащие с должностными обязанностями архиерея.

     20 апреля 1958 г. на кафедру Свердловскую и Ирбитскую с исполнением обязанностей управляющего Курганской епархией был назначен епископ Флавиан (Дмитриюк). Этот архиерей ежегодно посещал по 2-3 прихода Курганской области. Владыка Флавиан продолжил политику Преосвященного Доната в вопросе делегирования ключевых управленческих обязанностей благочинному приходов Курганской области. В результате, все общение с уполномоченным по Курганской области и решение епархиальных проблем было возложено на благочинного, настоятеля Шадринского Воскресенского храма протоиерея Алексия Малиновского.

     9 декабря 1958 г. постановлением Священного Синода РПЦ Свердловская и Ирбитская епархия была переименована в Свердловскую и Курганскую.

    Реформа управления приходами 1961 г., передавшая всю власть в церковной общине старосте и поставившая священника на роль наемного рабочего, была воспринята в среде духовенства повсеместно с недоумением. В 1960-е гг. практически большинство священнослужителей Курганской епархии имели нарекания за вмешательство в административно-хозяйственную деятельность прихода. На этой же почве особо резко обострилась проблема взаимоотношений между настоятелем и церковным старостой, которая, как правило, разрешалась не в пользу священнослужителя.

  Многие священники подверглись идеологической травле на страницах периодической печати. При выявлении фактов посещения священниками соседних приходов без наличия для этого разрешения уполномоченного заводилось уголовное дело по нарушению законодательства о культах.

    В апреле 1961 г. прокуратура возбудила дело по факту «вымогательства» священником с. Чинеево Ф. С. Володиным средств у людей. Ему вменялось то, что он обращался к людям Челябинской и Свердловской областей за помощью на содержание храма, в результате чего на его имя поступило 48 посылок и денежных переводов на сумму 5200 руб. старыми деньгами.

     В сложившихся ситуациях духовенство было совершенно не защищено как со стороны закона, так и со стороны священноначалия. Единственно, что мог сделать правящий архиерей, это перевести священника на другой приход, либо ходатайствовать перед уполномоченным, чтобы тот не противодействовал конкретному священнослужителю при переходе в другую епархию.

    В таких условиях некоторые священнослужители не выдерживали давления, начиная чрезмерно злоупотреблять алкоголем. В 1962 г. благочинный о. Алексий Малиновский писал о молодом священнике Никольской церкви с. Боровское В. В. Жебровском как о «запойном».

    Желая сохранить за собой служебное место, священник Крестовоздвиженской церкви с. Звериноголовское Петр Мордариевич Моторин, согласно характеристики уполномоченного Виноградова, активно поддерживал деловой контакт с райисполкомом, в проповедях призывал не приводить с собой детей в церковь, ссылаясь на то, что храм не детсад и церковь открыта не для детей, а для верующих стариков и старушек.

    Большой урон Курганской епархии нанесла деятельность священника Федора Володина. В 1961 – 1964 гг. он выступил инициатором закрытия прихода в с. Чинеево, подав заявление уполномоченному с ходатайством о снятии религиозной общины с регистрации в виду бедственного состояния прихода и аварийности здания. Вскоре церковь была закрыта, а здание впоследствии превратилось в руины.

     В 1960-е гг. уполномоченным по делам РПЦ по Курганской области была выдана регистрация 26-ти вновь прибывшим священнослужителям. При этом, в связи с усилением антирелигиозной деятельности, закрытием четырех храмов в Курганской епархии были значительно сокращены штаты священнослужителей. На 1963 г. штат духовенства включал 12 священнических ставок, распределенных по 10 действующим церквям. Это было на 10 ставок меньше, чем в 1956 г.

   В эти годы особенно сильно просматривается перемещение священнослужителей с места на место. Стараясь сохранить церковную жизнь на сельских приходах, часто являвших вакантными, к служению временно назначались заштатные престарелые священники.

    Ревностное служение Церкви являлось отличительной чертой протоиерея Григория Пономарева, священника Иоанна Бигаря. Им удалось создать крепкие приходские общины, сформировать хорошие хоры, привести хозяйственную часть храма в надлежащее состояние, обосновать при храме гостиницы для приезжающих из других мест верующих. Их храмы посещали не только престарелые старушки, но женщины молодого и среднего возраста с детьми.

    5 июня 1965 г. в г. Шадринске состоялась последняя встреча епископа Флавиана с уполномоченным Е. А. Машнюком по церковным делам Курганской области. 23 октября 1966 г. Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием I был хиротонисан во епископа Свердловского и Курганского архимандрит Климент (Перестюк). Владыка Климент возглавлял епархию на протяжении 13 лет.

     7 декабря 1966 г. епископ Климент посетил приход в г. Куртамыше. Однако по состоянию здоровья в 1967 – 1972 гг. владыка уже не мог посещать приходы Курганской области. Это, однако, не значило, что он не вникал в нужды Зауральских приходов. В 1967 г., желая поддержать Крестовоздвиженский приход в с. Звериноголовское в осуществлении ремонта здания церкви, владыка освободил общину от всех взносов в Патриархию в течение года.

     С ноября 1979 по 8 августа 1980 г. Свердловской и Курганской епархией временно управлял епископ Илиан (Востряков).

     С 1980 по 1984 гг. Свердловскую и Курганскую епархию возглавлял архиепископ Платон (Удовенко). Владыка Платон по возможности старался как можно глубже вникнуть в дела и проблемы вверенных ему территорий и расположенных на них приходов. Посещая приходы Курганской области, вел себя просто, ночевал дома у прихожан, свободно общался с людьми, оставив о себе самую добрую память.

     В 1970-1980-е гг. на территории епархии было зарегистрировано 15 вновь прибывших священнослужителей. Сокращение числа новоприбывших священников, по сравнению с другими десятилетиями, свидетельствовало о постепенной нормализации отношений на приходе, относительной стабилизацией положения священника, а, следовательно, появлением возможности задержаться на одном месте на продолжительный срок.

      Возрастной состав священнослужителей на момент вступления в клир епархии варьировался от 22 до 67 лет с преобладанием молодого и среднего возраста – 25-30 лет (40%), 31-40 лет (47%). В возрасте от 52 до 67 лет было зарегистрировано 2 человека, что составляло 13 %.

   Четверо кандидатов на священнический сан, рукоположенных епископом Свердловским и Курганским Климентом в 1970-е гг., были определены по ходатайству благочинного и церковных советов из среды верующих. Это были деятельные, ревностные служители средних лет, не имевшие духовного образования, беспартийные.

    Были, правда, и печальные примеры. За аморальное поведение в 1970-е гг., «позорящее сан священный» были отстранены от занимаемых должностей и почислены за штат настоятель Никольской церкви с. Боровское Адриан Николаевич Зеленин (после богослужений злоупотреблял алкоголем, сожительствовал с женщиной, за что был высмеян в фельетоне в газете «Советское Зауралье», 1976 г.) и кандидат на священнический сан диакон церкви г. Шадринска Михаил Самуилович Осипенко (1973 г.).

    24 декабря 1984 г. на Свердловско-Курганскую кафедру был назначен архиепископ Мелхиседек (Лебедев). При нем началось постепенное возрождение приходов на территории Курганской области. Если в 1988 г. их общее количество равнялось десяти, то в 1992 г. в области было зарегистрировано 37 приходов. Именно при архиепископе Милхиседеке был возрожден Успенский Далматовский мужской монастырь.    

      Далматовскую обитель после 1918 г. по решению советских властей Шадринского уезда предполагалось закрыть. В конце 1920 г. директор Шадринского научного хранилища В. П. Бирюков перевез архив монастыря в г. Шадринск, а в сентябре 1922 г. с согласия Екатеринбургского епархиального управления добился создания  на территории обители музея-монастыря, существовавшего на основах хозрасчета, которому был передан весь комплекс построек. В 1923 г. при Скорбященском храме была зарегистрирована приходская община, впоследствии принявшая обновленчество. В 1928 г. Скорбященский храм был закрыт под предлогом отказа общины от производства в нем ремонта. В 1930 г. был закрыт музей-монастырь, с храмов снесены купола. Насельники в основном в 1923 г. ушли в другие селения и обители, в т. ч. в Малоактайский скит Свято-Николаевского Верхотурского мужского монастыря, унеся с собой (или, по другой версии – спрятав) чудотворную «Далматскую» икону Успения Пресвятой Богородицы, по преданию, принадлежавшую старцу Далмату.

       В 1933 г. в Скорбященской церкви разместился колхозно-совхозный театр. В 1941 г. на территории монастыря был образован сборный пункт для новобранцев, в годы Великой Отечественной войны действовали госпиталь, пекарня, Дом культуры, курсы усовершенствования комсостава. В 1945 г. на территории Далматовского монастыря был размещен завод «Молмашстрой» (впоследствии – завод «Старт»). Были уничтожены все венчающие части Успенского собора и колокольня, а затем он был перестроен; в усыпальнице основателя обители размещалось гальваническое производство, затем прачечная. При возведении заводских построек были уничтожены некоторые старинные здания. Активное разрушение комплекса Далматовского монастыря было остановлено благодаря деятельности генерал-майора Д. А. Терюхова, добившегося в 1952 г. принятия постановления Совета Министров РСФСР об охране монастырского комплекса. Постановлением Совета Министров РСФСР от 4 дек. 1974 г. комплекс Далматовского монастыря признан памятником истории и культуры республиканского значения, а постановлением от 21 января 1980 г. внесен в перечень памятников культуры, подлежащих первоочередной реставрации.

   Принципиально иной, свободный от какой-либо дискриминации, этап взаимоотношений Церкви и государства в Зауралье (как и по стране в целом) наступил в результате начавшихся в обществе коренных перемен лишь с конца восьмидесятых годов ХХ в.

    В 1989 г. при Далматовском краеведческом музее был создан Комитет общественного спасения монастыря. 27 сентября 1989 г. при Скорбященской церкви была зарегистрирована приходская община, завод передал здание храма верующим. В этом же году началась реставрация храма.

    6 мая 1992 г. решением Священного Синода Русской Православной Церкви Далматовский монастырь был открыт, наместником утвержден игумен Василий (Ожерельев).

     В 1991 г. верующим были переданы Николаевский храм и Преображенский собор в г. Шадринске.

      Весной 1992 г. благочинный 3-го церковного округа Екатеринбургской епархии, в состав которого входила Курганская область со всеми расположенными на ее территории приходами, протоиерей Николай Чирков обратился к архиепископу Мелхиседеку с ходатайством о рассмотрении возможности выделения из состава Екатеринбургской самостоятельной Курганской епархии.

     22 февраля 1993 г. постановлением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода была образована самостоятельная Курганская и Шадринская епархия. 3 апреля 1993 г. в Богоявленском кафедральном соборе Москвы Святейший Патриарх Алексий II совершил хиротонию архимандрита Михаила (Расковалова) во епископа Курганского и Шадринского.

Преосвященнейший Михаил (Расковалов), епископ Курганский и ШадринскийПреосвященнейший Михаил (Расковалов), епископ Курганский и Шадринский

       По словам Преосвященного епископа Михаила, Курганская епархия в 1990-е гг. представляла «духовную пустыню», на просторах которой быстрыми темпами разрасталась сеть инославных религиозных организаций. На ее территории находилось, по тогдашним подсчетам, 117 храмов, построенных до 1917 г. Однако, по мнению специалистов, только 45 из них подлежали восстановлению в первоначальном виде.

     Учреждение самостоятельной Курганской кафедры в 1993 г. способствовало быстрому росту числа приходов и активизации церковной жизни.

    По благословению епископа Курганского и Шадринского Михаила (Расковалова) были проведены раскопки в усыпальнице Скорбященского храма Далматовского монастыря и 6 августа 1994 г. состоялось обретение мощей прп. Далмата Исетского, началось почитание его как местночтимого святого. 4 июня 2004 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий благословил «причислить основателя Свято-Успенского мужского монастыря Далмата Исетского к лику местночтимых святых Курганской епархии; включить имя преподобного Далмата Исетского в Собор Сибирских святых, с установлением дня памяти 25 июня/8 июля».

Обретение мощей прп. ДалматаОбретение мощей прп. Далмата

   Помимо мужского Далматовского монастыря началось возрождение монашеской жизни в женской Свято-Введенской Верх-Теченской обители.

   Верх-Теченский монастырь разделил судьбу иных монашеских обителей в послереволюционное время ХХ в. Некоторое время монахини еще жили в своих кельях. В Верх-Теченском монастыре была создана трудовая артель, а на Просветской заимке (Суровцев Бугор) осенью 1918 г. возникла трудовая коммуна. В начале 1921 г. здесь образовался совхоз, и в первом списке трудоспособных значилось 99 человек (из них 88 монахинь). Последняя настоятельница игумения Емилия записала в своей келейной Псалтири, что 3 февраля 1921 г. сестер выгнали из монастыря. В феврале 1928 г. Шадринским окрземуправлением с публичных торгов были проданы жилые и производственные помещения, и другое имущество.

    Жизнь в Свято-Троицком монастыре закончилась, монахини ушли в мир. Судьба многих неизвестна. Одни были осуждены и сосланы в лагеря, другие перебивались в людях. В последующие годы обитель была в запустении. Во времена сплошной коллективизации в монастыре располагалась колхозная контора, оставшееся имущество было разворовано. В величественнейшем обезглавленном Никольском храме устроили мастерские, куда загнали трактора и прочую технику. В нем хранили цемент и известь. Многие здания были заброшены и тем самым подвергнуты разрушению. Самая трагическая участь постигла главный храм обители, Свято-Троицкий – его сравняли с землей.

     В отличие от древней Далматовской обители, начавшей возрождаться уже в конце 80-х гг. ХХ в., ансамбль Верх-Теченского монастыря до середины 1990-х гг. оставался в запустении. Будучи наместником Далматовского монастыря с 1994 г. иеромонах Иустин (Стрельников) стал духовно окормлять также и нескольких монахинь. Возникла мысль о создании женской монашеской общины. Решением Священного Синода РПЦ 22 февраля 1995 г. Верх-Теченский женский монастырь был возобновлен как монашеская обитель. Возрождение монастыря началось с того, что 15 августа 1995 г., в разрушенное и поруганное место приехали монахиня Серафима – уже назначенная, но жившая пока при Далматовском монастыре, настоятельница Свято-Введенского женского монастыря, и его будущий духовник (в то время наместник мужского монастыря в Далматово) иеромонах Иустин, а также инокиня и две послушницы.

     По представлению Преосвященнейшего епископа Курганского и Шадринского Михаила Священный Синод Русской Православной Церкви 7 октября 2000 г. принял решение о преобразовании Никольского прихода с. Боровское Катайского района Курганской области в женский монастырь в честь Похвалы Божией Матери. Этот монастырь возник из женской монашеской общины, устроенной при Николаевском храме с. Боровское в середине 90-х гг. ХХ в. настоятелем протоиереем о. Александром Никулиным.

    По благословению епископа Михаила 10 июня 2007 г. состоялось обретение мощей сщмч. Аркадия Гаряева, которые с того времени почивают в Николаевской церкви женского монастыря в честь Похвалы Божией Матери в с. Боровское Катайского района.

     После кончины епископа Михаила 11 августа 2008 г. временное управление Курганской епархией до 6 октября 2008 г. осуществлял викарий Челябинской епархии епископ Магнитогорский Феофилакт (Курьянов).

     С 6 октября 2008 г. по 5 мая 2015 г. Курганской епархией управлял архиепископ Курганский и Шадринский Константин (Горянов).

Архиепископ Курганский и Шадринский Константин (Горянов).Архиепископ Курганский и Шадринский Константин (Горянов).

 

Медаль Курганской и Шадринской епархии прп. Далмата ИсетскогоМедаль Курганской и Шадринской епархии прп. Далмата Исетского     

    Благодаря усилиям архиепископа Константина в Синодальную комиссию по канонизации святых были предоставлены необходимые материалы и 4 февраля 2013 г. решением Архиерейского собора Русской Православной Церкви состоялось общецерковное прославление прп. Далмата Исетского. 15 мая 2012 г. учреждена епархиальная награда Курганской епархии – медаль прп. Далмата Исетского двух степеней.