Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дореволюционная история монашества в пределах нынешней Шадринской епархии.

Дореволюционная история монашества в пределах нынешней Шадринской епархии.

    Основными монашескими обителями на территории нынешней Шадринской епархии до революции 1917 г. были второклассный (с 1912 г.) общежительный (с 1905 г.) Успенский Далматовский мужской монастырь, приписной (с 1680 г. по 1764 г.) к Далматовскому мужскому Введенский женский монастырь, впоследствии (с 1868 г.) возобновленный как третьеклассный общежительный Свято-Троицкий Верх-Теченский женский монастырь.

     Датой основания Далматовского монастыря считается 1644 г., когда насельник Невьянского Богоявленского монастыря Верхотурского уезда инок Далмат поселился в пещере на высоком берегу р. Исети при впадении р. Течи, называвшемся Белым Городищем. Эти земли принадлежали тюменскому ясачному татарину Илигею, который сдавал их в аренду жителям Невьянской и Ирбитской слобод для рыбных и зверовых промыслов.

Сибирский хан (рисунок из открытых источников)Сибирский хан (рисунок из открытых источников)

    Сначала Илигей враждебно отнесся к прп. Далмату, но затем, после чудесного вразумления от Пресвятой Богородицы, весной 1646 г. передал ему земли на Белом Городище в присутствии детей и сородичей.

Портрет прп. ДалматаПортрет прп. Далмата

    Вскоре на Белое Городище к иноку Далмату пришел нижегородский старец Иоанн, ученик священноинока Дорофея; затем в пустыни стали селиться другие подвижники. Это было первое русское поселение в долине р. Исети. По благословению Тобольского архиепископа Герасима (Кремлева) были построены часовня, кельи, частокол. В условиях малонаселенности края остро встала проблема рабочих рук для монастырского хозяйства. Прп. Далмат проводил много времени в разъездах по слободам Тобольского и Туринского уездов, вступал в конфликты с местной администрацией из-за пограничных земель и беглых крестьян, иногда шел и на нарушение царских запретов на прием новых крестьян. Так, в 1654 г. приказчик Киргинской слободы М. Фефилов подал тобольским воеводам челобитную о том, что Далмат отказался выдать укрывшихся в обители беглых пашенных крестьян Киргинской слободы. Воеводы послали в Далматовский монастырь «память», чтобы «крестьян с тягла не принимали».

     В сентябре 1651 г., вернувшись из очередной поездки, преподобный застал на месте монастыря пепелище. Постройки были сожжены войском сибирского царевича Девлет-Гирея. Невредимой осталась лишь икона Успения Пресвятой Богородицы (впоследствии именовавшаяся чудотворной Далматской), которую прп. Далмат принес в 1644 г. на Белое Городище. Этот образ стал главной святыней обители. Вновь построенная деревянная церковь была освящена в честь Успения Пресвятой Богородицы.

Макет каменной крепости Далматовского Успенского монастыря (экспозиция Далматовского краеведческого музея)Макет каменной крепости Далматовского Успенского монастыря (экспозиция Далматовского краеведческого музея)

     Для прп. Далмата была построена отдельная келья, в которой он пребывал в затворе, но следил за всем происходившим в обители. В «сказке» 1664 г. основатель писал, что без его благословения «братия по своим волям до сего дни никакова дела духовнаго и телеснаго делать не начинали и не делали». О строгости устава прп. Далмата свидетельствует следствие 1664 г., проводившееся Тобольской съезжей избой по доносу одного из насельников. Среди «провинностей» прп. Далмата отмечалось, что в монастыре не праздновались именины царя Алексея Михайловича и членов его семьи. В ответ Далмат писал, что в дни постов, в особенности Великого поста, празднования именин в Далматовском монастыре не совершаются, служатся лишь молебны о здравии членов царской семьи, празднования же откладываются на время после Светлой недели. Прп. Далмат был погребен в кирпичном склепе на месте первой монастырской деревянной Успенской церкви.

     К середине XVII в. в Далматовском монастыре проживало 6 монахов, около 20 крестьян с семьями и трудники. По благословению митрополита Сибирского Корнилия в октябре 1666 г. в Далматовском монастыре было учреждено игуменство, первым настоятелем был избран сын прп. Далмата Исаак (Мокринский) (с 1702 г. архимандрит). В том же году в Далматовской обители принял монашеский постриг Афанасий (Любимов), с 1675 г. ставший здесь же игуменом, а затем с 1682 г. – первым архиепископом Холмогорским и Важским.

     Настоятели Далматовского монастыря осуществляли надзор за церквами ближайших слобод, рассматривали жалобы на священников близлежащей округи, выполняли поручения по расследованию конфликтов в соседних монастырях. В 70-х гг. XVII в. старцы Далматовского монастыря служили управляющими на Новопышминской заимке Тобольского архиерейского дома.

    Вероятно, братия Далматовского монастыря не сразу приняла церковную реформу Патриарха Никона и некоторое время поддерживала связи со старообрядчеством. Ряд местных приверженцев «древлего благочестия», перед тем как устроить самосожжение, передавали в Далматовскую обитель свое имущество. Возможно, к мнению прп. Далмата апеллировали деятели зауральского старообрядчества в полемике об антихристе. Современный историк А. Т. Шашков приписывает прп. Далмату адресованное старообрядцам «Послание об антихристе и тайном царстве его». Игумены Исаак и Афанасий подвергались опалам «за церковные вины». Только в 1685 г. с игумена Исаака окончательно были сняты все запрещения с условием, чтобы «с раскольниками раскола не говорил, а помнил совесть свою». Вместе с тем его дважды (в 1679 и 1682 гг.) посылали увещевать крестьян-старообрядцев, собиравшихся устроить массовое самосожжение.

    В 1694/95 г. игумен Исаак (Мокринский) сопровождал Сибирского и Тобольского митрополита Игнатия (Римского-Корсакова) в поездке по епархии, во время которой были открыты мощи св. прав. Симеона Верхотурского.

      В 1691 г. в Далматовском монастыре проживало 27 человек, в 1722 г. – 41 человек, в основном выходцы из крестьян и служилого сословия. После ограничений на постриг (введен по России указом от 28 января 1723 г.) к 1755 г. численность братии сократилась до 13 человек, среди насельников в основном были вдовые иереи и отставные военные. В 1764 г. Далматовский монастырь был определен в число штатных обителей 3-го класса. До 30-х гг. XIX в. в монастыре проживало от 7 до 13 человек, с 30-х гг. до конца XIX в. – от 16 до 33 человек, что превышало штатное количество мест.

     Первая опись вотчины Далматовского монастыря была составлена в 1651 г. тобольским сыном боярским П. Я. Шульгиным, когда братия обратилась с челобитной к царю Алексею Михайловичу и тобольскому воеводе В. Б. Шереметеву с просьбой о пожаловании им земель «около своей пустыни о пустой земле и об рыбных ловлях и о всяких угодьях». Царской грамотой от 17 мая 1659 г. владения «от Белого Городища вверх по Исети» с крестьянами были окончательно закреплены за новой обителью: межевая черта монастырских земель простиралась на 67 «верст тысячесаженных».

     В 1680 г. по благословению Сибирского митрополита Павла братия Далматовского монастыря основала на берегу р. Исети, в 30 саженях к юго-востоку от своей обители, женский в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы монастырь. До 1764 г. он был приписан к Далматовскому монастырю, подчинялся его уставу и находился на его содержании.

     В 1682 г. Далматовский монастырь исходатайствовал у тобольского воеводы А. А. Голицына земли на р. Железенке (Каменке), где было организовано поселье, специализировавшееся на железоделательном промысле. В 1699 г. оно было забрано в казну и на его основе устроен государственный Каменский завод (давший впоследствии начало г. Каменск-Уральскому).

     Известен лишь один факт получения монастырем земли по закладной 1668/69 г. тюменских ясачных татар Емельцая Бурашева «с товарищи» на земли по р. Тече, на которой было устроено Теченское поселье. К концу XVII в. у Далматовского монастыря имелось 7 посельев. Ведущей отраслью хозяйства в обители было земледелие, в 1-й половине XVIII в. он снабжал хлебом уральские заводы. Также получили развитие животноводство, рыбный и хмелевой промыслы. В 1683 г. в вотчине было 70 крестьянских дворов, в которых проживало 243 человек муж. пола, в 1719 г. монастырь имел село и 12 деревень, где числилось 1309 человек, в 1744 г. – 1 село и 17 деревень с 2156 человеками. В 1732 г. монастырь владел 96 тыс. десятин земли. По экономическим показателям Далматовский монастырь к середине XVIII в. превосходил все обители Российской империи к востоку от Урала.

       Наиболее крупными населенными пунктами в монастырской вотчине были: слобода Служняя (основана в 1651 г.) с храмом в честь свт. Николая Чудотворца (дата постройки – 1658 г.) (впоследствии с. Николаевское, давшее начало г. Далматову), деревни Нижнеярская (основана в 1660 г.), Верхнеярская (основана в 1670 г.), Ключевская (основана в 1680 г.), Широкова (основана в 1680 г.) с часовнями. Монастырь имел подворья в Тобольске, Ирбите, Шадринске и послужил делу заселения как обширной земельной вотчины, так и всего Исетского края.

Ф.М. Кригер. Осада Далматовского монастыря пугачёвцами.Ф.М. Кригер. Осада Далматовского монастыря пугачёвцами.

     Недовольство крестьян большим объемом работ, выполняемых как повинность для монастыря, политикой центральных властей в проведении секуляризации 1762 г. и злоупотреблениями монастырской администрации после указа о десекуляризации 1762 г. в вотчине Далматовской обители вызвало крестьянское восстание, известное как «Дубинщина». Бунт начался с отказа крестьян от выполнения монастырских повинностей в октябре 1762 г., затем были угрозы и побои представителей монастырской вотчинной администрации. Во 2-й половине 1763 г. монастырь оказался в осаде, а на сторону восставших перешло около половины монастырских крестьян. «Дубинщина» была подавлена при помощи введенных в вотчину войск уже после проведения секуляризации 1764 г., участники бунта были подвергнуты наказаниям, 167 наиболее активных бунтовщиков казнены.

     После секуляризации 1764 г. братия еще дважды отражала крестьянские бунты, в которых участвовали бывшие монастырские крестьяне. С 15 февраля по 1 марта 1774 г. Далматовский монастырь осаждали войска Е. Пугачева. В апреле 1842 г. обитель выдержала осаду во время т. н. картофельного бунта.

   В XVII-XVIII вв. в Далматовский монастырь ссылались люди, совершившие государственные преступления, богохульство, отступления от Православия, бытовые проступки (представители духовенства, крестьяне, дворяне, военные).

     Первоначально в Далматовском монастыре были построены деревянные часовня и кельи. В 1651 г. во время набега калмыков постройки были сожжены, вскоре возведена церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы с приделом в честь прп. Димитрия Прилуцкого. Над восточными святыми вратами в 1673 г. была построена и в 1683 г. по благословению митрополита Сибирского Павла освящена церковь в честь ап. Иоанна Богослова. Монастырь был укреплен острогом с дозорными башнями. По описанию 1691 г., в ограде располагались также кельи (игуменская, старца Далмата, 4 братские), хлебная, поварня, квасная, солодовая, кожевня, погреб большой, «рублен на двое», погреб теплый, амбары «для пшеничной муки, ржаной, овсяной и для толкна», амбары «для пшеницы, овса, ячменю, семени коноплянаго», «амбарец малой для солоду» и ряд хозяйственных построек, за оградой находились кузница, конский и коровий дворцы.

     Почти все деревянные постройки монастыря были уничтожены пожарами 1707 и 1708 гг. На месте Успенского храма «в спешном порядке» в 1709 г. была возведена брусчатая часовня над захоронением прп. Далмата. В часовне находились реликвии, по преданию, принадлежавшие основателю обители, – шлем и кольчуга (в настоящее время являются частью государственного музейного фонда, но в 2019 г. переданы из музеев Свердловской области для экспонирования в Далматовский монастырь) и схимническое облачение. В 1871 г. в связи со строительством каменной Скорбященской церкви часовня была перенесена на монастырскую заимку.

    Сохранившийся комплекс построек был сформирован в основном в 1707-1760-х гг. Далматовский монастырь являлся первой по времени возведения каменной обителью на Урале и в Сибири и крупнейшим каменным ансамблем после Тобольского кремля. В центре комплекса находится Успенский собор (дата постройки: 1707-1719 гг.), к западу от него и на одной с ним оси – церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (дата постройки: 1871-1881 гг.); по периметру монастырского участка – административно-хозяйственные и жилые сооружения.

    Успенский собор (верхний престол – в честь Успения Пресвятой Богородицы, нижний – Рождества Христова) – одно из самых грандиозных каменных сооружений Урала и Сибири, первый на этих землях двухэтажный храм (не считая храмов с подклетами) и один из первых, возведенных в нарышкинской стилистике.

     Благословение на строительство собора было дано в 1704 г. В декабре 1705 г. был заключен подрядный договор с подмастерьем Иваном Борисовым Сорокой, ярославцем, работавшим в составе московской артели в Верхотурье, затем в Тюмени. Фундаменты каменного собора были заложены летом 1707 г. восточнее сгоревшего в январе того же года деревянного соборного храма. В 1708 г. при помощи приглашенной из Верхотурья артели соликамцев была возведена трапезная нижней церкви Рождества Христова (освящена 9 декабря 1711 г.) с приделом в честь прп. Димитрия Прилуцкого (освящен 19 марта 1710 г.). Возведение верхней Успенской церкви началось в 1713 г. силами сформировавшейся на предыдущем этапе строительства местной артели каменщиков во главе с Яковом Гордеевым Смирных; строительство каменного храма с деревянной трапезной было окончено к 1717 г. (освящен 13 августа 1720 г.). Возведение каменной колокольни над папертью было завершено к 1719 г. Строительство велось не только на монастырские, но и на государственные средства. Архитектура храма дошла до настоящего времени с существенными искажениями, его первоначальный облик можно реконструировать по описанию 1730 г.

       Каменные крепостные стены с воротами и бастионами возводили с 1713 г. К 1730 г. была в основном окончена восточная часть монастырских стен, в 1731-1763 гг. проводились работы в западных. В плане монастырские стены образуют неправильный шестиугольник. Входы в монастырь были ориентированы по сторонам света, причем св. врата (дата постройки: 20-е гг. XVIII в.) находились на углу, образованном северо-восточными и юго-восточными стенами. Некоторые участки стены включали жилые и служебные помещения; к концу XVIII в. в южные и западные стены были встроены настоятельские, братские, т. н. мастеровые, помещения в 1-2 этажа.

     Строительством монастырских зданий занималась местная артель, сформировавшаяся еще в период возведения собора. Из-за перебоев в поступлении средств на затянувшееся строительство в Далматовском монастыре мастера артели часто отъезжали в разные сибирские города. В 30-60-х гг. XVIII в. упоминается об участии далматовских мастеров в работах в Тобольске, Верхотурье, Н. Тагиле, Екатеринбурге, Кондинском монастыре на Оби, а также в Енисейске; можно предполагать их участие в строительстве соборных церквей в Красноярске и Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ). Частично сохранилась церковь в честь свт. Николая Чудотворца бывшего подмонастырского с. Николаевского (современный г. Далматово; заложена в 1753 г., освящена в 1763 г., северный придел – в честь Трех святителей, дата постройки: 1771-1776 гг.), декор которой точно повторяет выразительные формы нижней части собора. Своеобразна и церковь Рождества св. Иоанна Предтечи в с. Широковском (строилась в 1784-1793 гг.) недалеко от Далматова, где, несмотря на позднюю дату постройки, воспроизведены в миниатюре не только декоративные формы, но и венчание Успенского собора Далматовского монастыря.

       Над восточными св. вратами не ранее 1722 г. была заложена церковь в честь ап. Иоанна Богослова (освящена в 1778 г.). В 1810-1812 гг. она была разобрана, ее престол перенесен в трапезную нижней соборной церкви. Над северными, главными вратами монастыря в начале XIX в. была освящена новая Иоанно-Богословская церковь (к 2007 г. отреставрирована) – одноглавый кубический храм без ярких стилистических признаков, возникший, по-видимому, при перестройке хозяйственного помещения над северными вратами.

    В 1853 г. в настоятельских кельях была устроена домовая церковь в честь преподобных Сергия и Никона Радонежских. В 1871-1881 гг. на месте деревянной часовни над местом погребения прп. Далмата, западнее Успенского собора и на одной оси с ним, была построена летняя церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (освящена 8 мая 1881 г.) с северным приделом в честь свт. Стефана Великопермского и южным – в честь преподобных Исаакия, Далмата и Фавста. Архитектура храма представляет собой малооригинальный вариант типового 5-шатрового храма русско-византийского (тоновского) стиля. Проект принадлежал екатеринбургскому архитектору К. Г. Турскому, подряд на постройку взял И. А. Сараев. Церковь была расписана в 1896-1897 гг. екатеринбургским живописцем П. Г. Никулиным. В 20-х г. XX в. венчающие части храма были разрушены. В 2013 г. храм восстановлен.

     В мае 1871 г., во время прокладки траншеи под фундамент Скорбященского храма, строители обрели гроб с останками прп. Далмата, который после длительной переписки настоятеля архимандрита Исаакия с правящим и викарным архиереями решено было оставить на прежнем месте, у юго-западного угла нового храма. В 1896 г. в честь 250-летия существования Далматовского монастыря по благословению епископа Екатеринбургского Симеона (Покровского) над могилой прп. Далмата при Скорбященской церкви была возведена каменная усыпальница. Изнутри ее стены были украшены живописью (сцены из жития старца Далмата). За гробницей был поставлен большой крест (распятие) с предстоящими, «все лица живописи старинной». На северной стене усыпальницы находились портреты прп. Далмата и его сына архимандрита Исаака.

С. М. Прокудин-Горский. Могила Преподобного Далмата в [церкви Богоматери "Всех Скорбящих Радосте"]. 1912 годС. М. Прокудин-Горский. Могила Преподобного Далмата в [церкви Богоматери "Всех Скорбящих Радосте"]. 1912 год

    Далматовский монастырь внес существенный вклад в духовное просвещение жителей Урала. В 1719 г. впервые упоминается о существовании при монастыре училища, в котором обучались дети монастырских служителей для кадрового обеспечения вотчинной администрации. Обучение велось за монастырский счет. В 1748 г. при обители была учреждена славяно-российская школа. В 1761 г. курс обучения в ней был расширен за счет введения преподавания латыни, школа стала называться «латинской» или семинарией. Детей монастырских крестьян и служителей обучали отдельно от семинаристов, без преподавания латыни. После секуляризации 1764 г. надобность в обучении крестьянских детей для административно-хозяйственных целей отпала. В 1768 г. (по другим сведениям, в 1779 г.) преподавание латыни было отменено, школа стала называться «русской». Обучались в ней дети священнослужителей и монашествующих. В Далматовском монастыре русская школа просуществовала до 1800 г., а с 1816 г. возродилась как духовное училище, пользуясь только помещениями обители. Начальная школа для детей крестьян и горожан была создана при обители в конце XIX в.

Библиотека Далматовского монастыря формировалась за счет централизованных поставок из епархии, покупок книг и вкладов. В 1732 г. она насчитывала 174 книги, в 1776 г. – 201, в 1823 г. – 234 книги. В начале ХХ в. в библиотеке хранились 2 книги, принадлежавшие прп. Далмату: «Беседы на Деяния святых Апостол» свт. Иоанна Златоуста (Киев, 1624 г.) и «Толкование на Апокалипсис» Андрея Кесарийского (Киев, 1625 г.) (в одном переплете) и «Беседы на послания ап. Павла» свт. Иоанна Златоуста (Киев, 1623 г.). При закрытии монастыря в опись 1923/24 г. для передачи в музей было внесено 353 книги, в т. ч. 27 рукописей, 113 изданий XVII-XVIII вв., но сохранить библиотеку не удалось. К 2006 г. в различных собраниях обнаружено 4 книги из этой библиотеки. Некоторые далматовские монахи занимались книгописной и литературной деятельностью. Так, игумен Афанасий (Любимов) переписал в 1666 г. Толковую Псалтирь в 3 книгах. В начале 20-х гг. XVIII в. монах Авраамий (Карамышев) перевел с польского на русский язык сочинение «Лебедь с перием» архимандрита Иоанникия (Галятовского). Рукопись он сопроводил авторским предисловием с посвящением книги Петру I. До середины 30-х гг. XVIII в. в библиотеке монастыря хранилась рукописная «Летопись ротмистра Станкевича», которая была использована В. Н. Татищевым при написании «Истории Российской», благодаря чему известно ее содержание.

В 1904 г. Далматовский монастырь последним из мужских обителей Екатеринбургской епархии был переведен на общежительный устав. Помощь в этом оказал Верхотурский Николаевский мужской монастырь, из которого были переведены 10 насельников для укрепления братии Далматовского монастыря. В обители был принят устав Коневецкого в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужского монастыря. После введения общежития численность братии Далматовского монастыря увеличилась. Накануне преобразования, в 1903 г., в монастыре было 33 насельника, в 1907 г. – 97, в 1908 г. – 115, в 1913 г. – 74, в 1914 г. – 70 насельников. Среди братии штатного периода большинство составляли представители духовного сословия, среди братии общежительного монастыря – крестьяне. В 1917 г. в Далматовском монастыре проживал 61 человек, в 1918 г. – 39, в 1921 г. – 27 насельников.

Введенский женский монастырь основан в 1680 г. по благословению Сибирского митрополита Павла основателем Успенской Исетской пустыни старцем Далматом на берегу р. Исети, в 100 м. к юго-востоку от мужской обители. В 1681 г. в монастыре были устроены кельи, погреб, мучной амбар, ограда с воротами, в конце 1702 г. на пожертвования Холмогорского архиепископа Афанасия (Любимова) и других построена и далматовским архимандритом Исааком освящена деревянная Введенская церковь с трапезной и 16 колоколами над крыльцом (ранее насельницы молились в Успенской церкви Далматовой обители). До 1764 г. Верх-Теченский монастырь был приписан к Далматову монастырю, подчинялся его уставу и находился на его содержании.

Первой настоятельницей монастыря стала Е. И. Друганова, в 1679 г. принявшая постриг в Далматовом монастыре с именем Ирина. Постриженная на сорок пятом году в монашество игуменом Исааком, она, вероятно, одна с 1681 по 1731 гг. бессменно была начальницею монастыря. За нею настоятельницами были: монахиня Тарсилла, упоминаемая с 1738 по 1758 гг., дочь монастырского служителя, постриженная в монашество восьми лет от роду, а потом Нимфодора Белозерова, упоминаемая с 1758 по 1778 гг., дочь священника, постриженная в монашество в семнадцать лет, в 1733 г. Среди известных насельниц следует отметить мать архиепископа Холмогорского Афанасия (Любимова) игумению Параскеву. В конце XVII в. в Верх-Теченском монастыре подвизались 27 сестер, в 1732 г. – 80, в 1738 г. – 38, в 1750 г. – 46 монахинь. В 1735 г. настоятельница Введенского монастыря была возведена в сан игумении.

Из-за пожара 1742 г., уничтожившего монастырские постройки женская обитель была переведена в Верх-Теченское хозяйственное поселье Далматовского мужского монастыря, а в 1764 г. в период секуляризации упразднена.

В середине XIX в. началось возрождение обители по инициативе дочери зажиточного крестьянина Ирбитского уезда Пермской губернии Ксении Зыряновой, обратившейся с ходатайством об открытии монастыря к Санкт-Петербургскому митрополиту Исидору (Никольскому), свт. Московскому Филарету (Дроздову), Пермскому архиепископу Аркадию (Федорову), обер-прокурору Св. Синода графу А. П. Толстому. В 1848 г. на деньги Зыряновой в устрояемом монастыре был построен Троицкий храм, в 1850 г. – северный келейный корпус. В 1861 г. к Троицкому храму был пристроен северный придел в честь Владимирской иконы Божией Матери, в 1883 г. – южный придел в честь вмц. Екатерины. В 1854 г. крестьяне выделили для общины участок земли.

В 1861 г. была зарегистрирована Свято-Троицкая женская община, в которой состояли около 20 сестер. В 1863 г. для общины построили новый сестринский корпус, в 1866 г. была заложена и в 1867 г. освящена домовая надвратная церковь в честь прп. Сергия Радонежского. В 1862 г. при общине открылась школа для сирот (впоследствии церковно-приходская). В 1868 г. община была преобразована в третьеклассный общежительный монастырь, настоятельницей назначена Ксения Зырянова, в 1867 г. принявшая постриг с именем Евсевия (в 1869 г. возведена в сан игумении, скончалась в 1889 г., приняв схиму с именем Евстолия).

Во второй половине XIX в. земельные владения Верх-Теченского монастыря увеличились, главными источниками материальных средств обители стали хлебопашество и скотоводство. В монастыре процветало чеботарное дело; свечное производство было самым крупным в Шадринском уезде. В 1893 г. состоялась закладка храма в честь свт. Николая Чудотворца (освящен в 1899 г.). На монастырской заимке в 1904-1906 гг. была построена и в 1907 г. освящена Свято-Духовская церковь. В нач. 90-х гг. XIX в. в обители жили 36 монахинь и 204 послушницы, в 1917 г. – 55 монахинь и 363 послушницы.

Помимо известных обителей на территории нынешней Шадринской епархии существовали и небольшие, часто малоизвестные монашеские общины.

О Петропавловском мужском монастыре, недолгое время в середине XVII в. существовавшем неподалеку от Далматовского упоминает в своих изданных в 1869 г. «Очерках бедствий Далматовского монастыря и частию края с 1644 по 1742 год» протоиерей Григорий Стефанович Плотников: «По заговору башкирского старшины Сеита в 1662 г. вспыхнул первый башкирский бунт… Бедствия опустошения коснулись также и прочих пограничных, близких к Далматовскому монастырю, заселений: … Петропавловский монастырь, и в нем деревянная Петропавловская церковь, на правом берегу притока Синары в реку Исеть, над белым яром, в 35 верстах от Далматовского монастыря, предан огню и конечному разорению, так, что и места теперь, где он существовал, никто не укажет: но прежде, чем бунтовщики сделали нападение, старец Павел, основатель монастыря, успел ризы, книги, церковную утварь, колокола перенести в Катайскую Богоявленскую церковь».

Монастырская заимка Кондинского Свято-Троицкого мужского монастыря (Кодская Николаевская заимка, Троицкая Кодская пустынь), ставшая основной житницей обители, была организована в 1662 г. на р. Исети (ныне с. Кодское Шатровского района), где Кондинскому монастырю были отведены земли. В начале 80-х гг. XVII в. там была построена церковь в честь Преображения Господня с приделом в честь свт. Николая Чудотворца. Очевидно, вместо нее был возведен деревянный Троицкий храм с приделами в честь свт. Николая Чудотворца и свв. блаженных Прокопия и Иоанна Устюжских. Около 1690 г. появилась деревянная Никольская церковь. В начале 60-х гг. XVIII в. возведена каменная Троицкая церковь с Богоявленским и Николаевским приделами. Заимкой управлял строитель. В 1683 г. в ней было 47 крестьянских дворов, 350 десятин земли, покосов на 12 тыс. копен. В 1744 г. в исетских владениях монастыря было село и 3 деревни, в которых проживало 678 человек. Некоторое время на заимке проживали строитель Кондинского монастыря Иоанн (Иванище Кодский) и постриженик этой обители инок Авраамий (Венгерский), сыгравшие видную роль в истории старообрядчества Зауралья в конце XVII – начале XVIII вв. Монастырская заимка, вероятно, была упразднена после 1764 г., когда в результате секуляризации монастырь утратил все свои владения и лишился крестьян.

Алексеевская пустынь Челябинского женского монастыря располагалась на берегу р. Миасс, среди большого леса, в 6 верстах от ближайшей церкви в честь мчч. Флора и Лавра с. Белоярского (ныне Щучанского района Курганской области). Хутор сей находился на участке земли, подаренном Челябинскому Одигитриевскому женскому монастырю в 1893 г. вдовой майора Алексея Георгиевича Павлова Алевтиной Михайловной, впоследствии схимонахиней Ангелиной, принявшей постриг в великую схиму в том же Челябинском монастыре. Основание этому хутору она положила, живя уже в монастыре, в 1887 г., постройкой маленького домика и необходимых при нем служб. Желая почтить память своего покойного мужа, она наименовала этот хутор Алексеевским.

 Серафимовская женская община находилась среди дремучего леса в 8 верстах от поселка Евфимовского (на территории нынешнего Юргамышского района Курганской области). Основание этой общины положила некая Параскева – зырянка, уроженка поселка Евфимовского. При помощи родственников Параскева получила в дар небольшой участок земли с исключительной целью устроить монастырь. В начале XX в. община эта была зарегистрирована и передана в ведение местного благочинного. Главный надзор за жизнью общины возлагался на игумению Челябинского женского монастыря. В общине был освящен деревянный храм в честь прп. Серафима Саровского, устроены достаточные по вместимости три-четыре дома для послушниц, которых было около тридцати. Сестры обзавелись хозяйственным инвентарем, имелись лошади, коровы, овцы. Был запас строительного материала. Приглашен для совершения богослужений заштатный иерей Тобольской епархии. С внешней стороны казалось, община процветала, но внутренняя жизнь из-за предосудительного поведения устроительницы Параскевы и окружавших ее лиц оставляла желать лучшего.

Ивано-Шеметовский Георгиевский мужской скит был устроен в 1909 г. на речке Алабуге в Челябинском уезде (на территории нынешнего Звериноголовского района Курганской области). На левом берегу речки Алабуги между товариществами Шеметовским и Ивановским в расстоянии от того и другого менее чем полверсты построено земляное жилое помещение в виде большой малороссийской хаты, на верху которой был водружен большой деревянный крест. Братии в этом скиту собралось около четырнадцати человек. Молитвенные собрания устраивались братией ежедневно по монастырскому уставу. Оренбургская духовная консистория так и не дала разрешения на открытие монастыря. Лишь после установления советской власти по указу Челябинского епархиального совета 4 июня 1920 г. здесь был открыт приход.

В течение более трех лет (с 1913 по 1916 гг.) в числе братии обители состоял будущий преподобномученик иеромонах (впоследствии – архимандрит) Палладий (Хроненко).

Руководивший обителью иеромонах Галактион (Ковтун) в 1912 г. сумел организовать постройку деревянного храма в честь вмч. Георгия Победоносца. Сруб поставили на каменном фундаменте, крышу покрыли железом, на колокольню водрузили три колокола, самый большой из которых весил три пуда и два с половиной фунта. Внутреннее помещение храма украсил двухъярусный иконостас с семнадцатью иконами. Главными из них были Казанская икона Божией Матери и св. великомученика Георгия. Храм действовал, но без всякого разрешения церковных властей.